Рубрики
О людях

рыцарский подвиг Киры Время от времени…

рыцарский подвиг Киры

Время от времени Кира встречала чудовищ. Их вид вызывал у Киры такую жгучую смесь из ужаса и гнева, что она всегда нападала первой и загоняла врага обратно в его липкое грязное логово.

Жила Кира с мамой, занималась на удаленке коммуникационным дизайном и очень гордилась уровнем развития своего художественного вкуса. Вселенная не подумала вознаградить Киру за тонкое визуальное восприятие, а вместо этого наделила Галину Георгиевну, маму Киры, бескрайней любовью к розовому цвету.

Галина Георгиевна в прекрасном настроении принесла из магазина розовую коробочку, любовно открыла её и показала Кире новенькую чайную пару совершенно поросячьего цвета. Особенно Галину Георгиевну умиляла ручка в форме хвостика-завитушки. Кира заметила, как мамин взгляд стал немного птичьим.

Потом у мамы заметно удлиннился нос, фигура сгорбилась и обросла розовым панцирем, руки превратились в короткие жабьи лапки… Перед Кирой стояло чудовище и всем своим существом требовало, чтоб ему дали отпор.

Кира кричала, кидалась обвинениями в безвкусице, в несметном количестве розовой посуды на их розовой кухне, укоряла в противоестественном намерении пить чай из свиной жопки. Била врага самыми острыми аргументами и самыми хлесткими словами. До тех пор, пока монстр не стал снова мамой — заплаканной, но спасенной от вторжения.

Всякая нежить захватывала не только маму Киры. У грубой продавщицы в магазине мог внезапно вырасти драконий хвост; у лучшей подруги появлялся волчий оскал, когда она делилась дурацкими сплетнями. Бывший муж представал перед Кирой красноглазым кроликом с гигантской головой всякий раз, когда хоть капля спиртного попадала в его некогда весьма привлекательный организм.

Стоило любому, кто оказывался в поле зрения Киры, проявить слабость, сглупить, да что уж — сесть рядом и неприятно коснуться локтем — беднягу тут же захватывала какая-нибудь потусторонняя мерзость.

И людей этих Кира могла любить всем сердцем, жалеть, жертвовать собой ради них. Но приходилось кричать, оскорблять, выгонять из дома, бить об их хитиновые головы посуду, словом, делать всё, чтобы любимые жили и оставались собой.

Иллюстрация: «Endearment» by Roby Dwi Antono