Рубрики
О людях

у Веры есть варианты Синеокая Вера люби…

у Веры есть варианты

Синеокая Вера любила долго нежиться в ванне. Это было ритуальное время — вроде бы она и занята, но мысли вольны виться вокруг предметов иллюзорных.

Под монотонный рокот воды она играла в любимую игру — придумывала новые сценарии собственной судьбы.

Она рисовала детальные и красочные портреты: смешливой библиотекарши, агрессивной инстадивы, пацанки из Сургута, матери-одиночки с четырьмя детьми, флейтистки из консерватории… А в прошлую субботу — всклокоченной пятидесятилетней хиппи.

Веру особенно не занимали ни сериалы, ни книги, потому что все они были про других и незнакомых, а её сочинения — всегда только о ней.

Пусть у её персонажей были другие черты характера или комплексы — это просто параллельные варианты нынешней Веры.

В свои 36 лет она успела прочувствовать громкую славу, несколько психических расстройств, наркозависимость, густое семейное счастье, буйный художественный дар и почему-то романтическую связь с собственным племянником (которого в реальности и не было).

После каждого такого гигиенического трипа в сознании Веры оставалось приятное послевкусие, как после хорошего фильма.

Свой теплый мыльный портал Вера покидает отдохнувшей и приветливой.

За дверью Веру поджидают тихий холостяцкий быт, ответственная работа водителя трамвая и любящий геккон Вениамин. Среди коллег она больше известна тем, что её самое крепкое и возмущенное ругательство: «Поросёнок!» А неполадки на маршруте она умеет принимать с улыбкой.

Иллюстрация: Kelly O’Connor