Рубрики
О людях

​​Творческий экстаз семьи Аккуратовых П…

​​Творческий экстаз семьи Аккуратовых

Пока Маша величественно носила свою беременность, вокруг полыхало. Они с мужем Пашей жили в центре большой и пёстрой семьи, членами которой почему-то считались даже двоюродные тёти и их ловкие внучатые мужья. Родственных связей, ни близких, ни далёких, никто не разбирал, все так и говорили — наша семья. На 12-15 фамилий. 

Маша и Паша Аккуратовы решились. Почти 10 лет слушали про зайку и лужайку, пропускали мимо ушей бестактные «что же вы не лечитесь, раз не получается?» И мешками выбрасывали как бы невзначай оставленные в их доме брошюры клиник и бумажки с адресами детских домов. 

Теперь они сами захотели стать родителями, а с облегчением вздохнувшая судьба подарила им сразу двоих. Близнецов, мальчика и девочку. Когда об этом стало известно широкой семейной общественности, у каждого тут же открылась мощная творческая чакра. Несколько месяцев семья с упоением сочиняла Имена.

Родители Маши совершенно неожиданно оказались вольнодумцами и остряками: хотели воспитывать Карла и Клару. 
Пашины — Лену и Лёню. На что получали с другого фланга неожиданное: «Я что, буду дедушка Ленин и Лёнин? Вы в своём уме?»

В своём уме тем временем оставались единицы. Робко предложенные Мила и Боря гневно отбрасывались как корова и порось. 
У тёти Шуры мужа Вениамина увела пышнобровая Алла, так что всё это сразу нет.
Полин теперь как говна в амбаре, а над Кузьмой все одноклассники смеяться будут. 
Анжеликами были все проститутки в 92-м, Верой звали скверного характера прабабку тёти Гали. 
Ларисы и крысы, Иннокентии и попугаи кружили чету Аккуратовых в каком-то шизофреническом вихре. 

Степенный дядя Слава сверкнул аргументом: «Покойная Светлана Николаевна сильно любила книгу про бессмертный подвиг пионерки Зины Портновой. Зиной и надо назвать. Из уважения к памяти об ушедших хотя бы! Это же святое! Да, дочерей Светланы Николаевны зовут Даша и Маша. Времена были другие». 

Звонили родственники из Казахстана, когда их осеняло: «Добрыня и Павла! Да, точно, у вас же шесть утра, простите. Но так и назовите! Павла Павловна же, красота!»

Даже от тихой бабушки Глаши доносилось: «Назовите Михаилом и Катей, вдруг они вырастут и за границу уедут — такие имена у иностранцев тоже есть». В ответ её сестра Люба припечатывала: «Катьками коз зовут! Хоть в Париже, хоть в Берлине!» 

После торжественной выписки из роддома случилась жаркая междоусобица, летали взаимные оскорбления и горели натужные красные лица. Каждый оказался к своему имятворчеству ревнив и изничтожал чужое.

Маша и Паша уже казались заурядными дураками даже самим себе. Может, правда Зиной? И сына Тимуром заодно? Нинка права, как-то дуплетом их надо называть, удобно и всем понятно. 

Они отключили телефоны, уже в очереди в МФЦ на мятом талончике примерили: Антон Павлович Аккуратов и Антонина Павловна Аккуратова. Так и назвали. Мечтали ещё фамилию сменить на Чеховых и податься в бега.

Родственники рассудили так: Антона непременно станут дразнить непотребным предметом, Антонина же обречена всю жизнь прозябать в Тосях. Но что уж, вы родители, вам решать. Бедные детки. 

Иллюстрация: Alexey Kandakov