О людях

​​Шива, Шакти и свобода Пока где-то по…

​​Шива, Шакти и свобода Пока где-то по ту сторону голубых мониторов шумел и пыжился 21 век, Марина с Дениской вступили в договорной брак. Детали за них, разумеется, продумали родители. Такой союз сулил слияние старомосковских капиталов и единиц недвижимости, порядок, предсказуемость и в генофонде, и на общем дачном участке. Дениска в свои младенческие 33 года представлял […]

Читать далее
О людях

​​Здравствуй, Дедушка Мороз! Помнишь, м…

​​Здравствуй, Дедушка Мороз! Помнишь, мне было семь? Полумрак, стою у мельтешащей огнями ёлки — в маминых клипсах, со взрослой причёской, как у бабушки Лены. Бархатное платье и тесные колготки. В голубом отсвете телеэкрана жду чуда, мороза в лёгких от счастья, величественного чувства, будто еду с горки. Проухали куранты — ничего не произошло. Только куда-то пропала […]

Читать далее
О людях

​​Николай Петрович и мизогиния — У каждо…

​​Николай Петрович и мизогиния — У каждого, Анечка, есть особенности. Не уникальности, а именно характеристики. Цвет глаз, пол, год рождения и переносимость лактозы. Кровяное давление. Способность любить и благодарить. Умение сворачивать язык в трубочку и средняя скорость чтения. Этих характеристик вам наделали какие-то обстоятельства: зависящие от вас или исторически сложившиеся, искусственно созданные или вообще случайные. Вот, […]

Читать далее
О людях

​​Ниночкина крепость Вот есть вещи изящ…

​​Ниночкина крепость Вот есть вещи изящные, нежные, продуманной тонкости божьи создания. Роза, например, или лебедь. А есть Ниночка. Кое-как сколоченная, широкая и несгибаемая конструкция. С детства Ниночка уже напоминала бойкую басовитую тётеньку средних лет. На ногах стояла твердо, широкий стан несла с высоко поднятой головой, даже не замечая, как разбиваются об её полные белые бедра […]

Читать далее
О людях

​​Внутренний калейдоскоп Вика кружилась…

​​Внутренний калейдоскоп Вика кружилась и летела. Ей было 6, руки распахнуты. Комната мутно смеялась, в голове щекотно жужжала мысль «я лечу» — до досадной дурноты. Как-то вечером — холодный кухонный подоконник, обжигающая красная в горошек чашка — Вика подпирала сдобную щеку податливой, как подтаявшее масло, ладошкой и размышляла: «Если нравится чувство, как будто летишь, значит, […]

Читать далее
О людях

​​Творческий экстаз семьи Аккуратовых П…

​​Творческий экстаз семьи Аккуратовых Пока Маша величественно носила свою беременность, вокруг полыхало. Они с мужем Пашей жили в центре большой и пёстрой семьи, членами которой почему-то считались даже двоюродные тёти и их ловкие внучатые мужья. Родственных связей, ни близких, ни далёких, никто не разбирал, все так и говорили — наша семья. На 12-15 фамилий.  Маша […]

Читать далее
О людях

​​Боря и заводной табурет Тёмная сторон…

​​Боря и заводной табурет Тёмная сторона человеческой природы всегда влекла Борю. Он любил читать о жизни маньяков, смотреть кино о всякой хардкорной дряни, а садисты и агрессивные алкоголики накрывали Борю волной жгучего любопытства. Где-то в глубине Бориного существа скреблось стыдное представление о том, что маньяк и серийный убийца становится нелюдем и ублюдком только когда его […]

Читать далее
О людях

​​Однолюб Женя переезжал с места на мес…

​​Однолюб Женя переезжал с места на место, пока его отец служил Родине по всей её ширине. Менялись комнаты, друзья, пейзажи. Ни к чему Женя так и не успевал привязаться и ничего толком не запоминал. Вместо впечатлений оставались радужные пятна на внутренней стороне век, а вместо воспоминаний — почему-то запахи мокрых деревянных полов. Вырос Женя широкоплечим […]

Читать далее
О людях

​​Процесс поглощения Гриши Среди друзе…

​​Процесс поглощения Гриши Среди друзей и коллег Григорий был знаменит способностью постоянно есть. Бездонный Гриша крошил булочку по пути на работу, за офисным столом шуршал фантиками, за телефонным разговором непременно трещал орешком, а в обед деловито менял тарелочки: салат, суп, горячее, десерт и хрусткое яблочко.  Но обжорством назвать такое Гришино обстоятельство ни у кого не […]

Читать далее
О людях

бронепоезд Дзига Вертов Весной 1918 год…

бронепоезд Дзига Вертов Весной 1918 года безработный Дзига Вертов шел с вокзала, перекатывал в мыслях стук колес и гул толпы, и случайно встретил приятеля — успешного публициста Кольцова. Тот смог помочь неприкаянному марксисту Вертову и устроил его в Московский кинокомитет. Режиссер Дзига Вертов быстро встал на рельсы: кино в агитпоездах ВЦИК, фронтовые съемки, хроника «Годовщина революции», фильм «Три песни о Ленине», «Жизнь врасплох», «Кино-правда»… Однажды […]

Читать далее

Войти

Зарегистрироваться

Сбросить пароль

Пожалуйста, введите ваше имя пользователя или эл. адрес, вы получите письмо со ссылкой для сброса пароля.